Каждый из нас — художник. Каждый из нас — Бог. Просто мы подавляем в себе эти сущности. 

 

Йоко Оно

Я всегда с удовольствием читала и рекомендовала книги Джулии Кэмерон и, когда вышел «Поиск источника», радовалась, как ребенок. Предвкушала порцию полезных заданий, новых идей и вдохновляющих цитат. Увы, с первым и вторым не сложилось — мне показалось, что книга состоит сплошь из повторения предыдущих идей автора, новых упражнений было мало, а личных зарисовок и описаний природы слишком много. Я по крупицам выуживала важные для себя фразы и сохраняла. Если вы бросили книгу на половине пути (я, например, очень хотела), делюсь с вами крупинками золота.

Источник доступен по клику на фото

Про вдохновение и возможность быть новичком.

 

Вдохновение — это всего лишь умение слушать и готовность поверить негромкому голоску, звучащему внутри.

 

За годы писательства я узнала, что существует поток идей, к которому способен подключиться любой из нас — любой художник. Этот творческий поток никогда не иссякает. Иссякаем лишь мы — отвлекаемся, поддаемся страху.

 

Благословенная возможность вновь — в очередной раз — стать неопытным новичком дарует художнику самую полезную отправную точку. Полезнее всего для нас не полниться самостью, не вести счет своим заслугам и отбросить прочь регалии.

 

Про веру и необходимость рутины.

 

Трудно сохранять веру, когда ты устал. Трудно сохранять веру в бесконечной круговерти дел. Трудно сохранять веру, когда слишком много или слишком мало пребываешь в одиночестве.

 

Вера произрастает из рутины. Чтобы понять это, достаточно взглянуть на уклад жизни в любом монастыре. Вера живет там, где изо дня в день совершается необходимое.

 

Чтобы выжить, мы, художники, должны глубоко, всем сердцем верить в собственную работу и в то, что она важна — независимо от того, примет ее мир или отвергнет. 

 

Про переживания и недовольство.

 

Сколько бесценных рабочих часов сама потратила на драматические переживания! Думая о вещах, которые мне неподвластны, не использовала ту власть, которая у меня была, — власть творить. Опыт подсказывает, что когда все вокруг вдруг начинают вести себя неправильно, это значит, я слишком мало работаю. За прошедшие годы не раз с сожалением отмечала, что, когда я пишу в хорошем темпе, все вокруг ведут себя значительно приличнее.

 

Всем недоволен тот художник, творческое начало которого не получает выхода. Творческую чесотку художника не унять ничем — только работой.

 

Быть там, где ты есть, не раздражает. Раздражает, когда думаешь о том, что хотел бы быть где-нибудь еще.

 

Наше беспокойство, раздражительность и недовольство нередко объясняются тем, что мы не дорожим имеющимся. В любой — любой! — жизни есть вещи, которые заслуживают того, чтобы ими дорожить.

 

Чтобы быть здоровым и полным жизни, художник должен сам проявлять активность. Писатель должен писать из любви к делу, а не потому лишь, что заключил контракт с издательством. Актер должен сознательно искать возможность играть не только на прослушиваниях. Певец должен стремиться петь не только по вечерам в мюзиклах.

 

Про перфекционизм и признание себя частью человечества.

 

Перфекционизм лишен веры в пользу тренировок. Он не верит в возможности совершенствования. Перфекционизм слыхом не слыхивал, что хорошее дело стоит того, чтобы сделать его плохо, — и что если мы позволим себе делать что-то плохо, то со временем научимся делать это довольно хорошо. Перфекционизм сравнивает работу новичка с завершенными творениями мастеров. Перфекционизм обожает сравнение и соревнование. Ему незнакомы выражения «Для первого раза неплохо» или «Хорошо получилось». Критик не верит в радость творчества — он вообще не верит в радость. 

 

Мы, художники, должны гораздо сильнее стремиться к простоте. Нам будет намного лучше, если мы станем сравнивать себя с собой, и только.

 

Смирение — вот единственное, на что мы, художники, можем надеяться. Когда вместо того чтобы встать особняком от всех, мы решаем признать свою человеческую природу, сразу же становится легче. Если перестаем называть творческий ступор творческим ступором и говорим просто «внутреннее сопротивление» или «прокрастинация», то окружающий мир внезапно теряет изысканную сложность.

 

Признавая себя частью человечества, мы выбираем верный путь. Но стоит противопоставить себя остальным — и приходят неприятности. При мысли, что «мы, художники, совсем не такие, как обычные люди, приходят ощущения обездоленности и безнадежности. Когда же мы понимаем, что, пожалуй, имеем дело со всеми теми же трудностями, что и окружающие, на горизонте начинает маячить решение. Заключается оно в том, чтобы быть частицей человечества. А желание стоять особняком лишь порождает проблемы.

 

Мысль о том, что творческая деятельность ничем не отличается от любой другой работы, не по вкусу нашему эго. Оно, эго, предпочитает загадочные и велеречивые заявления типа «для того чтобы творить, необходимо вдохновение». Чушь! Любой честный художник скажет, что в творчестве вдохновение чаще бывает не причиной, а побочным продуктом.

 

Эго очень старается избегать мысли, что величайший секрет творчества заключается попросту в том, чтобы творить. Эго хочет, чтобы перед творческим процессом мы как минимум настроились. Но любой занятый работой художник скажет, что ждать настроя — чаще всего означает впустую терять время.

 

Про оптимизм, преодоление страхов и умение наслаждаться.

 

Оптимизм — это разновидность эмоциональной отваги и результат нашего выбора. Это привычка, которую можно и нужно приобрести, если хочешь сохранить в себе художника.

 

Когда одолевают глобальные страхи, спасения следует искать в маленьких, но революционных «революционных действиях. Свистеть веселую мелодию — вот что мы должны делать, невзирая на все страхи.

 

В нашей жизни очень многое похоже на фотографию. Нужно лишь остановиться, уловить момент и в полной мере насладиться дарованной радостью. Наслаждение — это искусство из тех, которым можно научиться, но для достижения совершенства в нем постоянно надо практиковаться.

 

Про мечты и упрямство.

 

Наши мечты — отнюдь не пустяк. Они рождаются вовсе не из нашего эго. Их корни уходят в нашу душу. Мечты нужно беречь, словно детей, и словно детей, их нужно питать и утешать.

 

Чтобы быть художником, нужно быть изрядным упрямцем. Нам нужен внутренний осел, которого нельзя забодать, как быка, или напугать, словно корову. В глубине души всегда должен жить голосок, который твердит: «Я своего добьюсь». «Я все равно придумаю, как это сделать» — вот мантра, которую мы должны твердить как молитву.

 

Когда нам отказывают, вопрос будет не «Почему я?», а «Что мне делать дальше?». Помощь приходит лишь тогда, когда мы точно знаем, чего хотим и на что надеемся. Осознав свои желания, начинаем их выражать.

 

Мы сравниваем себя не с собой, а с другими, и в результате чувствуем, что чего-то не хватает. Всегда найдется человек, который достиг большего в том, о чем мечтаем мы.

 

Про окружение.

 

Друзья помогают взвесить позитив и негатив. Они помогают разобраться и понять, когда нас действительно подвергли резкой критике, а когда нам только кажется, будто это произошло. Они помогают отделить осмысленную критику от бессмысленной. Они помогают осознать, когда нас обижают и когда кажется, что обижают. Самим отличить одно от другого бывает нелегко.

 

Вера заразна, и порой, когда мы не в состоянии поверить в себя, как минимум, можем поверить в веру окружающих.

 

По возможности следует избегать людей, которые иссушают наш энтузиазм, обрезают крылья воображению.

 

Часть работы художника заключается именно в том, чтобы просматривать отзывы и рецензии, а потом находить в себе силы дожить до завтра.

 

Отвага творить — это отвага, которая нужна, чтобы переплавить наши чувства.

Что еще интересного и полезного можно почитать на эту тему: